АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

15.06.2010 г.

Дело N 11а-1475-2010

Коллегия судей судебной палаты по уголовным делам апелляционного суда Донецкой области в составе: председательствующего - судьи Половинки на Б. А., судей - Яременко А. Ф. и Ковалюмнус Э. Л. (с участием прокурора Ераклинцевой Н. С., представителя потерпевших ОСОБА_1, потерпевших ОСОБА_2 и ОСОБА_3, осужденного ОСОБА_4, защитников ОСОБА_5, ОСОБА_6), рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Донецке уголовное дело по апелляциям прокурора, принимавшего участие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, защитника ОСОБА_7 на приговор Красноармейского горрайонного суда Донецкой области от 1 апреля 2010 года, которым ОСОБА_4, ІНФОРМАЦІЯ_1, уроженец пос. Терконзавода Минводского района Ставропольского края, гражданин Украины, имеющий высшее образование, женатый, детей несовершеннолетних не имеющий, не судимый, пенсионер, проживающий по адресу: АДРЕСА_1,  был осужден по ч. 2 ст. 286 УК Украины на 7 лет лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 3 года. Взыскано с ОСОБА_4 в пользу ОСОБА_2 в счет возмещения причиненного материального ущерба - 1571,63 гривен, в счет возмещения морального вреда - 100000 гривен, в пользу потерпевшего ОСОБА_3 в счет возмещения материального ущерба - 274,31 гривен ежемесячно пожизненно, в счет возмещения морального ущерба - 100000 гривен, в пользу потерпевшего ОСОБА_8 в счет возмещения материального ущерба - 274,31 гривен ежемесячно пожизненно, в счет возмещения морального ущерба - 100000 гривен, установила:

Согласно приговору, 8 октября 2009 года, примерно в 16.00 часов, ОСОБА_4, будучи в состоянии алкогольного опьянения, управляя автомобилем "Киа-Черато" гос. номер НОМЕР_1, принадлежащим ему на праве индивидуальной собственности, двигался по главной автодороге ул. Артема в г. Димитрове Донецкой области, со стороны г. Константиновка в направлении г. Красноармейска.

В районе ОП "Шахта Центральная" ГП "Красноармейскуголь", на пересечении со второстепенной дорогой, ведущей на м-н "Молодежный" г. Димитрово, где главная дорога имеет закругление вправо, в нарушение п. п. 2.9, 2.3, 10.5, 12.1, 11.13, 12.4, 12.9(6) Правил дорожного движения Украины, согласно которых водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а также водитель обязан быть внимателен и следить за дорожной обстановкой; поворот направо выполнять, двигаясь ближе к правому краю проезжей части и так, чтобы при выезде с пересечения дорог транспортное средство не оказалось на полосе встречного движения; водителю необходимо выбирать в установленных пределах безопасную скорость движения с учетом дорожной обстановки, чтобы иметь возможность постоянного контроля за движением транспортного средства и безопасного его управления; запрещается превышать максимальную скорость, указанную в п. 12.4 Правил, то есть превышать в населенных пунктах максимальную скорость движения транспортных средств установленную в пределах не более 60 км/час, а также которыми запрещается движения транспортных средств по тротуарам подсудимый ОСОБА_4, проявив преступную небрежность, не выбрал безопасную скорость движения своего автомобиля, в результате чего автомобиль под его управлением выехал сначала на полосу встречного движения, а затем выехал за пределы проезжей части на правую по ходу движения обочину и на тротуар, где совершил наезд на придорожное дерево и находящуюся на тротуаре пешехода ОСОБА_9, причинив ей телесные повреждения в виде острой закрытой черепно-мозговой травмы; очаговое кровоизлияние под мягкие мозговые оболочки в проекции полюса правой лобной доли; по одному разлитому темно-красному кровоизлиянию в мягкие ткани затылочной области слева в проекции левого сосце видного отростка; ссадину волосистой части головы в затылочной области слева; гематомы мягких тканей лица; травматический отрыв альвеолярного отростка верхней челюсти в проекции 1, 2, 3 зубов справа и слева; травматическую экстракцию 1, 2, 3 зубов справа с мостовидным протезом и 1 зуба слева на верхней челюсти; 2 укушенные раны спинки и укушенную рану слизистой основания языка;

- закрытую тупую травму грудной клетки в виде закрытых многочисленных переломов ребер справа 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 - по около позвоночной линии и 2, 3, 5, 6, 7 - по средне-ключичной линии с непрямым характером (от опосредованного воздействия);

- 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10 - по лопаточной линии с прямым характером (от контактного воздействия) и повреждением пристеночной и собственной плевры; слева: 1, 2, 3, 4, 5, 6 - по около позвоночной линии с непрямым характером; 5, 6 - по лопаточной линии с прямым характером и повреждением пристеночной плевры; кровоизлияние в плевре и межреберных мышцах; кровоизлияние в правую плевральную полость объемом 120 мл и поступления воздух (гемопневмоторакс); поступления воздуха в левую плевральную полость (пневмоторакс) ссадину левой боковой поверхности грудной клетки в проекции 4 - 5 межреберья по средне-подмышечной и задне-подмышечной линиям, осложнившиеся плевропульмональным шоком и реактивным диффузным фибринозным воспалением плевры (плевритом);

- закрытую тупую травму позвоночника в виде закрытых компрессионных переломов тел 3, 4, грудных позвонков со смещением и ущемлением костными от ломками оболочек и вещества спинного мозга; ушиба вещества спинного мозга в 3 - 4 грудных сегментах с нарушением функции в виде анестезии по проводниковому типу; плегии нижних конечностей и задержкой мочеиспускания;

- по одной ссадине на тыльной поверхности правой и левой кисти в проекции 2, 3, пястно-фаланговых суставов, - которые по степени тяжести телесных повреждений в своей совокупности относятся к телесным повреждениям, как опасные для жизни и состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти потерпевшей ОСОБА_9, которая наступила ІНФОРМАЦІЯ_2 года, причиной которой явилась сочетанная травма тела в виде закрытой черепно-мозговой травмы с кровоизлиянием под мягкие мозговые оболочки головного мозга, закрытой тупой травмы грудной клетки с множественными двухсторонними переломами ребер справа и слева, тупой травмы позвоночника с переломом третьего и четвертого грудных позвонков и кровоизлиянием под оболочки спинного мозга, осложнившаяся развитием инфекционно-токсического шока (сепсиса).

В апелляции прокурор просит приговор суда изменить, а в части разрешения гражданского иска отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам по делу, а также противоречия выводов суда изложенных в приговоре друг другу. В обоснование доводов апелляции указывает, что указание суда о полном признании осужденным своей вины и чистосердечном раскаянии в содеянном ни чем не обоснованы. Также, ссылается на то, что суд, мотивируя разрешение гражданского иска, указал, что потерпевшему ОСОБА_3 следует отказать в пожизненной выплате ежемесячных сумм в счет возмещения причиненного материального вреда, однако в резолютивной части обязал осужденного производить данные выплаты.

В апелляции защитник ОСОБА_7 просит приговор суда отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на односторонность и неполноту, как до судебного, так и судебного следствия, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам по делу, а также строгость назначенного наказания. Указывает, что ни следствием, ни судом не проверялись все версии произошедшего ДТП; показания свидетелей, которые положены в основу приговора, имеют существенные противоречия, а результаты проведенных автотрасологической, авто технической экспертизы не должны учитываться, поскольку такие результаты получены лишь на основании исследования показаний свидетелей, без исследования показаний осужденного. Также ссылается, что в ходе судебного следствия судом необоснованно не был допрошен ряд свидетелей - очевидцев произошедшего, не проведен ряд дополнительных экспертиз, чем нарушено право на защиту. Кроме того, полагает, что с учетом личности осужденного, его характеристики, обстоятельств дела, суд при назначении наказания, а также разрешения заявленных гражданских исков отошел от принципов справедливости, гуманности и разумности, вследствие чего назначил несправедливое наказание, вследствие его строгости, а также необоснованно определил слишком завышенную сумму морального вреда, подлежащую к возмещению.

Заслушав докладчика, мнение прокурора, потерпевших и их представителя - адвоката ОСОБА_1, которые поддержали апелляцию государственного обвинителя по делу и просили удовлетворить только её, оставив апелляцию адвоката ОСОБА_7 без удовлетворения, пояснения самого осужденного ОСОБА_4 и его представителей - защитников, которые напротив просили удовлетворить апелляцию адвоката ОСОБА_10, не возражая, однако и против удовлетворения апелляции государственного обвинителя по делу, проверив доводы, изложенные во всех поданных апелляциях, исследовав материалы уголовного дела и проведя частичное судебное следствие, в рамках допроса старшего эксперта НИЭКЦ Донецкой области - ОСОБА_11 коллегия судей пришла к выводу о том, что обе поданные апелляции подлежат частичному удовлетворению, а приговор суда - отмене, с возвращением уголовного дела на новое судебное разбирательство, по следующим основаниям.

Коллегия судей считает, что судом первой инстанции, при рассмотрении данного уголовного дела в судебном заседании, были допущены такие существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые исключали постановление законного и обоснованного приговора, в частности, нарушены требованияст. ст. 64 и 323 УПК Украины, в части того, что подлежит доказыванию в судебном заседании, а также законности и обоснованности приговора.

Так, обосновывая свои выводы о доказанности виновности осужденного ОСОБА_4 суд, как на доказательство вины осужденного, сослался на протокол осмотра места происшествия, заключения судебно-медицинской и авто технической экспертизы, а так же показания свидетелей ОСОБА_12, ОСОБА_13, ОСОБА_14, ОСОБА_15, ОСОБА_16 и ОСОБА_17В

Вместе с тем, и орган до судебного следствия, и суд, оставили без внимания то обстоятельство, что протокол осмотра места происшествия и схема к нему составлены с нарушением ст. ст. 190, 191 УПК Украины. В тексте протокола осмотра места происшествия отсутствуют описание деревьев, на которые, согласно показаниям участников процесса, был совершен наезд, их расположение относительно проезжей части и автомобиля, характер повреждений на них, направление падения сбитого дерева как относительно автомобиля, так и относительно потерпевшей. Отсутствует фиксация следов, позволяющих определить местонахождение потерпевшей, не зафиксировано первоначальное положение автомобиля (до его переноса с тела потерпевшей). Описание дорожного покрытия, зафиксированное в протоколе (без выбоин и наслоений) не соответствует фото таблице (т. 1 л. д. 26).

Кроме того, коллегия судей считает, что судом первой инстанции необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства защиты о проведении повторной комплексной автотрассологической, авто технической экспертизы, указывая, при этом в приговоре, что автомобиль находился в технически исправном состоянии, на момент ДТП, суд проигнорировал установленную при осмотре места происшествия и подтвержденную экспертизой разгерметизацию переднего левого колеса.

Так, в заключение экспертизы N 609 от 18.11.2009 эксперт - авто техник пришел к выводу, что "разгерметизация переднего левого колеса автомобиля KIA-CERATO г/н НОМЕР_1 была обусловлена сквозным повреждением боковины шины в месте сопряжения с ободом колеса и деформацией внутренней закраины диска. Данные повреждения могли возникнуть в ходе вращения переднего левого колеса автомобиля и наезда переднего левого колеса на препятствие. После разгерметизации данное колесо продолжало вращаться, т.е. автомобиль находился в движении". Однако как в ходе до судебного следствия, так и судом не исследовано причины разгерметизации колеса (еще на проезжей части, в момент движения автомобиля либо только от воздействия удара колеса об бордюр), воздействие разгерметизации колеса на последующие события, в том числе и вопрос о расстоянии прохождения автомобиля после разгерметизации колеса. Не исследовался вопрос о возможности управления автомобилем с такой технической неисправностью и возможности предотвращения наезда на пешехода в сложившейся дорожной ситуации, для чего, как считает коллегия, суду следовало бы назначить комплексную автотехнико-трассологическую экспертизу с привлечением к участию в ней эксперта металловеда, для исследования вопроса о расстоянии, которое прошел автомобиль (с учетом характера дорожного покрытия, степени поврежденности диска колеса, по его окружности) с момента разгерметизации колеса до наезда на потерпевшую, при этом, выяснив у экспертов, могли ли указанные повреждения на диске колеса, по окружности, образоваться после контакта колеса с бордюрным камнем и до наезда на потерпевшую, с учетом дорожного покрытия, которое имелось после выезда автомобиля за пределы дорожного полотна (газон, тротуар).

Коллегия судей, заслушав в судебном заседании показания эксперта-автотехника ОСОБА_18, пришла к выводу, что на разрешение экспертизы поставлен не весь круг необходимых вопросов, в частности о состоятельности показаний свидетелей. ОСОБА_19, не только непосредственно не принимал участие в осмотре места происшествия и составления схемы ДТП, но ему не были предоставлены все необходимые для исследования материалы дела, что повлекло ряд существенных противоречий, не устраненных в ходе судебного следствия.

В нарушение требований ст. 194 УПК Украины при наличии противоречивых показаний свидетелей относительно скорости движения автомобиля и заключении эксперта о невозможности установить скорость движения ввиду отсутствия необходимой следовой информации, зафиксированной на схеме ДТП (т. д. 1 л. д. 12), следователь не назначил и не провел воспроизведение обстановки и обстоятельств событий.

Суд, по убеждению коллегии, преждевременно положил в основу приговора выводы экспертизы, поскольку эксперту были представлены показания свидетелей - очевидцев ДТП, достоверность которых в ходе до судебного следствия не проверена.

Так, визуально оценивая скорость движения автомобиля, свидетели ОСОБА_12, ОСОБА_13, ОСОБА_14, ОСОБА_15, ОСОБА_16, ОСОБА_17 сообщили, что скорость движения автомобиля была от 100 до 140 км/час. Указанные скоростные режимы не были проверены на участке дороги в месте совершения ДТП и вызывают сомнения в объективности, поскольку часть свидетелей изменила показания уже в суде.

Данные противоречия могли быть устранены в ходе проведения воспроизведения обстановки и обстоятельств события, в том числе и с подсудимым ОСОБА_4, с обязательным участием специалиста авто техника.

Коллегия судей пришла к выводу, что ни на до судебном следствии, ни в суде действия водителя с точки зрения технической возможности избежать ДТП с учетом момента возникновения опасности вообще не оценивались, более того, не определен и сам момент возникновения опасности.

Следовательно, в данной ситуации необходимо проведение воспроизведения с участием водителя автомобиля МАЗ ОСОБА_20 и водителя автомобиля УАЗ ОСОБА_17, которые были очевидцами происшествия с момента возникновения опасности.

В ходе проведения авто-технической экспертизы не исследованы показания свидетеля ОСОБА_21, который сообщил, что автомобиль КИА "…боком сбил небольшое дерево и, перелетев через дерево, сбивает находившуюся на тротуаре женщину и передней частью автомобиля врезается в дерево тополь. От удара в данное дерево заднюю часть автомобиля КИА подбросило вверх от земли примерно на 1 метр и немного назад".

Согласно п. п. 6 - 7 заключения СМЭ N 218/493 от 25.11.2009 года "учитывая характер и локализацию телесных повреждений, обнаруженных при судебно-медицинском исследовании трупа гр. ОСОБА_9…. следует считать, что потерпевшая в момент первичного контакта с правой боковой поверхностью автомобиля находилась в вертикальном положении и была обращена передней поверхностью тела к нему, после столкновения, с которым последовало падение навзничь и удар затылочной областью головы о тупой предмет, имеющий плоскую преобладающую поверхность, затем в момент нахождения потерпевшей в горизонтальном положении имело место сдавливание грудной клетки в передне-заднем направлении опустившимся автотранспортным средством между его дном и поверхностью тротуарной дорожки и последующим наездом колеса на правую половину грудной клетки.

Свидетель ОСОБА_13 в судебном заседании показала, что "сначала машину отодвинули влево, вправо оттянули дерево с женщины, а женщину перевернули на спину".

Вместе с тем, согласно выводам авто технической экспертизы контакт пешехода с автомобилем произошел передней частью автомобиля, а согласно заключению СМЭ - правовой боковой.

Следовательно, и выводы судебно-медицинской экспертизы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и данное противоречие в судебном заседании не устранено.

Кроме выше изложенного, в ходе расследования уголовного дела и в ходе судебного следствия были допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 370 УПК Украины такими нарушениями являются нарушения, которые воспрепятствовали или могли воспрепятствовать суду полно и всесторонне рассмотреть дело и вынести законный, обоснованный, и справедливый приговор.

В ходе до судебного следствия и в суде был допрошен свидетель ОСОБА_22, который показал, что снимал все происходящее на кинокамеру. Видеозапись была изъята у ОСОБА_22 20.10.2009 протоколом выемки.

03.12.2009 кассета ПАНАССОНИК с записью ДТП была приобщена в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела.

В материалах уголовного дела отсутствуют данные об информации, содержащейся в этой записи, отсутствует протокол просмотра видеокассеты, а также протокол предъявления ее, как вещественного доказательства, как на стадии до судебного следствия, так и при выполнении требований ст. 218 УПК Украины.

Более того, суд при ознакомлении с материалами дела просмотр видеозаписи не организовал и оценку записи как вещественного доказательства в приговоре не дал.

При таких обстоятельствах, с учетом вышеизложенного, коллегия судей считает, что судом первой инстанции были нарушены как требования ст. ст. 323, 324 УПК Украины, в части полноты, всесторонности и объективности рассмотрения всех доказательств дела, но и нарушено право подсудимого на защиту, что в соответствии со ст. 370 УПК Украины, по убеждению коллегии влечет за собой безусловную отмену приговора, с возвращением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении уголовного дела, суду надлежит учесть изложенное, тщательно допросить подсудимого и свидетелей по существу предъявленного обвинения, допросить в качестве свидетеля следователя Павлова И. В., поручить органу до судебного следствия в порядке ст. 3151 УПК Украины провести воспроизведение обстановки и обстоятельств события с подсудимым ОСОБА_4, свидетелями ОСОБА_20, ОСОБА_17, ОСОБА_15, ОСОБА_13 с привлечением эксперта-автотехника. Назначить и провести комплексную комиссионную авто техническую, автотрассологическую и судебно-медицинскую экспертизу в ходе, которой установить причину ДТП, механизм ДТП, механизм причинения телесных повреждений потерпевшей, наличие причинно-следственной связи между действиями водителя и наступившими последствиями, а так же учесть иные обстоятельства, изложенные как в апелляции защитника, так и в апелляции государственного обвинителя по делу.

Руководствуясь ст. 365 - 367 УПК Украины, коллегия судей судебной палаты по уголовным делам апелляционного суда Донецкой области определила:

Апелляции государственного обвинителя по делу и защитника ОСОБА_7 удовлетворить частично.

Приговор Красноармейского горрайонного суда Донецкой области от 1 апреля 2010 года, в отношении ОСОБА_4 - отменить, возвратив данное уголовное дело на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении ОСОБА_4 оставить избранную судом в виде денежного залога.

 

Коллегия судей апелляционного
суда Донецкой области

 

 




 
 
Copyright © 2003-2018 document.UA. All rights reserved. При використанні матеріалів сайту наявність активного посилання на document.UA обов'язково. Законодавство-mirror:epicentre.com.ua
RSS канали